Vilniaus m. Šaltkalvių g. 66 namo įgaliotinį, Vitalij Bogdanovic, iš mirusiųjų prisikelk, Velykų progą!!!Skaityti skundą!

Max
Komentaras
2017-04-15 20:59
xxxx369615
Пьяный он, дрыхнет, лежит.

Как и все его “избиратели “.

Кто же его избиратели, кто его выбрал, этого Виталия Богдановича, коменданта дома по адресу Шалткальвю 66, Вильнюс.
А вот кто.
Во-первых, Томаш по кличке “Дурхата” - шатающийся по округе пациент наркологического диспансера, проживающий в Новой Вильне, постоянно пасущийся в Науининках. Он до сир пор у всех спрашивает “Ну когда будет следующее собрание жильцов дома 66, ну когда мне снова бутылку поставят за голосование?”
Этот Томас по кличке Дурхата, естетсвенно не дееспособный, и кроме того не является владельцем квартиры в доме номер 66. Он живет в Новой Вильне в психушке на гос-обеспечении.
Во-вторых его дружок, кликуха “Мишка”, но зовут его Володька, тоже недееспоосбный наркоман со стажем, прописан у родителей в доме 66 на втором этаже, но владельцем (собственником) квартиры не является, поэтому права голоса не имеет. Однако за ширку проголосовать может за кого угодно, сколько угодно раз подряд.
В третьих его отчим хронический алкоголик Колька, тоже за выпивку в любом собрании проучаствует, не зависимо от тематики собрания, и проголосует с закрытыми глазами, только сто грамм ему поставь. Владельцем квартиры по указанному адресу также не является, права голоса не имеет.
Далее местная пьянчуга женского пола (хотя по ней не видно какого она пола) Зойка со второго этажа и ее сто пятьдесят собутыльников. Зойка, в отличие от предыдущих “избирателей “, является совладельцем квартиры, и поэтому право голоса она имеет, но только она одна, а не ее сто пятьдесят собутыльников.
Далее.
Полумертвая душа – восьмидесятипятилетняя баба Нина, страдающая синдромом старческого слабоумия, которая ходит по всем этажам, как тень, и ищет общения. За это самое общение, за то, что с ней кто-то поговорит, баба Нина все что угодно подпишет, и за все, что угодно проголосует. Имеет ли она право голоса, и является ли она собственником квартиры, не известно. Скорее всего - нет.
По словам самой бабы Нины, ее невестка “сучка”, и ее сын, “сукин сын”, выгнали ее, старую из дома, отобрали у нее квартиру, и переписали ее на внучку – “сучку”.
Поэтому она слоняется по этажам и всем жалуется на невестку Алину, работающую по ее словам в соседнем магазине по ул. Прусу.
Поэтому получается, что права голоса на собрании баба Нина уже не имеет, она его утратила, передав его, добровольно или нет, “невестке сучке” и “внучке сучке”.
Значит, минусуем еще один незаконный голос.
Далее.
Действительно мертвая душа, на момент собрания уже год как умершая Стефания Швабаускене, царство ей небесное, трезвая была старушка, никогда не пила. Но к сожалению, мертва, поэтому право голоса утратила на основании свидетельства о смерти.
Далее.
Дама с тремя собачками – тетя Валя, то ли с шестого, то ли с седьмого этажа, маляр на пенсии (dažytoja-pensininkė), очень большая активистка, в каждой бочке затычка. Участвует в любых собраниях и прочих посиделках, ее хлебом не корми, только дай выступить, по любому вопросу. Право собственности она имеет и право голоса тоже, то только она одна, а не ее три собачки и десять подружек-болтушек. Собачки, кстати, неизвестно зарегистрированы или нет, но что срут в лифте – это факт, жильцы постоянно жалуются на ее собачек. Правда может бедные животные и не причем, зачем зря бочку катить, может это она сама срет, а не собачки.
Далее.
Вечно пьяный таксист с первого этажа, который спаивает несовершеннолетних, которого почему-то в последнее время не видно, может спился совсем, он тоже всегда, пока есть силы, пока он еще не валяется, а хотя бы сидит на четырех, всегда безотказно во всех потасовках и собраниях участвует, и всегда голосует, если в состоянии. Если нет – за него кто-то ставит подпись, и все.

Получается, сколько незаконных избирателей коменданта дома номер 66 мы уже вычеркнули?
А весь список нам так никто и не показал.